/

         Даниил Страхов: Я никуда не спешу 

     

      Фото: 

Когда известный по телефильмам и сериалам актер внезапно исчезает с экрана, это вызывает вопросы. "ВМ" разыскала Даниила Страхова и получила ответы. 2 марта актеру исполнился 41 год. Накануне в беседе с корреспондентом «ВМ» Страхов рассказал о работе, своих вредных привычках и активных поклонницах. Разговор начался с очевидного вопроса...— В последнее время о ваших новых ролях в кино совсем ничего не слышно. Их практически нет. С чем это связано?
— С кризисом качество предложений сильно снизилось. При этом изменился стиль работы производящих компаний. Никто ни в ком не заинтересован. Если поступает предложение, ты должен его схватить «еще вчера». Если ты читаешь, думаешь, задаешь вопросы, то изначально начинаешь вызывать раздражение, потому что уровень и сценарной работы, и предсъемочной подготовки настолько упал, что на эти вопросы зачастую некому отвечать. Ни у кого нет желания расписываться в собственной неподготовленности. Если говорить про себя, я перестал спешить, вечно кудато опаздывая. Пока у меня есть моральные силы и финансовые возможности не соглашаться на все, лишь бы работать.


— Зато год назад вы снялись в короткометражках «Накануне» и «Правда Саманты Смит». Это интереснее?
— Дело не в том, короткое предложение или длинное. Оно или интересно, или нет. К тому же всегда хочется увидеть новых людей — молодых, быть может, талантливых. Хочется, с одной стороны, поддержать их, а с другой — рассмотреть повнимательнее: что нового появилось в этом поколении режиссеров.
— В вашей биографии есть факт, который можно трактовать как неуживчивость с новыми людьми. Вы много раз меняли театры…
— Не помню, сколько раз я уходил из театра и возвращался. По большому счету это уже неважно, это скорее подробности внутренней жизни, а не внешней биографии. Наверное, искал себя. Плюс, конечно, было много обстоятельств, связанных с конкретными людьми и событиями. Все началось с Театра имени Н. В. Гоголя. На малой сцене Сергей Анатольевич Голомазов ставил свой первый спектакль, а я репетировал в нем свою первую роль. Это был «Петербург» по роману Андрея Белого.
Никто не верил в успех, все считали это дело безнадежным. А между тем в спектакле замечательно сыграл Аблеуховастаршего Евгений Красницкий — это был без преувеличения мировой актерский уровень. В Театр им. Моссовета я попал благодаря режиссеру Марку Вайлю: он предложил мне Себастьяна в «Двенадцатой ночи» Шекспира. Моей главной партнершей была Татьяна Догилева, о работе с которой я вспоминаю с большой теплотой. В Театре под руководством Армена Джигарханяна Голомазов делал «Театр-убийцу» — ужасно смешной и парадоксальный спектакль.
В нем мне тоже посчастливилось сыграть. Он долгое время был в репертуаре театра, не знаю, как сейчас. А теперь Голомазов возглавляет Театр на Малой Бронной, а я — его актер.
— Когда вы после первого курса сменили Школу-студию МХАТ на Щукинское училище, тоже искали себя?
— Я был слишком молод, и учеба в театральном для меня была скорее школой жизни, взросления, чем способом освоить профессию. Не могу про себя сказать, что у меня был мастер, который бы меня «сделал». Сейчас я осознаю, что даже если бы он был, он вряд ли создал бы меня как актера.
— А подход к воспитанию актеров отличается в этих двух вузах?
— Нет никакого особенного подхода, отличного от другого. Это скорее легенда или, возможно, просто уже история. Все зависит от мастера курса. Что он за личность, каких педагогов вокруг себя собрал и какие цели ставит. Ни зритель, ни коллега не сможет со стопроцентной уверенностью сказать, что этот парень — из ГИТИСа, а эта девушка — из Щепки или Саратова.
— Сегодня, помимо работы в Театре на Малой Бронной, вы заняты в антрепризных спектаклях. Ваших коллег эта работа привлекает свободой и возможностью заработать. Вас тоже?
— Для меня антреприза — это ни в коем случае не профессиональный компромисс. Напротив. Скажем, спектакль «Оркестр» сделан по очень непростой пьесе Жана Ануя. И то, что антрепренеры идут на риски, создавая такие спектакли, для меня о многом говорит. Я понимаю, что таких случаев немного, но тем не менее. Этот спектакль много ездит, а значит, русский зритель все-таки не до конца превращен в планктон и есть еще шанс разговаривать с ним о чем-то более сложном, чем просто пошлятина. Антреприза дает свободу. Ты работаешь по профессии, зарабатываешь, при этом делаешь это в свое удовольствие. С кем хочешь и столько, сколько хочешь.
— То есть кое-как, но все-таки справляетесь с пресмыкающейся (в смысле зависимой и в чем-то даже рабской) сущностью актерской профессии?
— Категорично, но верно сказано. Сложно ответить просто на ваш вопрос. Не стараюсь всем нравиться. Не стараюсь быть везде, чтобы не забыли. Не «дружу» ради работы. Можно сказать, что эта профессия в целом для слабых людей, для не очень умных или скорее умеющих не задумываться. Но она же в конечном счете требует тотального мужества — чтобы не оскотиниться.
— Короче говоря, сделки с совестью в работе — это не про вас?
— Работа актера — это работа в первую очередь с режиссером. И с партнерами. Это всегда коллектив, и очень часто не единомышленников. Если ты получаешь удовольствие, значит, нашел свою интонацию, свой камертон, в котором тебе хорошо, и это устраивает команду. А что касается «сделок»... Если б я был мастером по сделкам, зритель видел бы меня чаще. Другой вопрос — где.
— У вас целая армия интернетпоклонниц. Как вы относитесь к активности с их стороны?
— С благодарностью, но держу дистанцию. В конечном счете им интересен не я лично, а я в профессии. Тут я весь на ладони. Приходите в театр, смотрите фильмы.
СПРАВКА
Даниил Страхов родился в Москве в 1976 году. Окончил Театральное училище им. Б. Щукина. Актер труппы Театра на Малой Бронной. Известен ролями Максима Исаева в фильме «Исаев», Алексея Демина в фильме «Мы из будущего», Виктора в спектакле «Варшавская мелодия» Театра на Малой Бронной. Женат на актрисе Марии Леоновой.

comments powered by Disqus